Блог

пользователя Downtown.ru

Персональный блог участника проекта
Дорогая редакция
476 публикаций
0 · 87 · 1715471
Жизнь
«Похоже, я сидел с русскими в автобусе»: Впечатления одного ирландца о Воронеже
Серьезная музыка, великая литература и шахматы.

В Школе изучения русского языка как иностранного RFL RUS этим летом прошла школа журналистики, в которой приняли участие студенты Америки, Великобритании, Ирландии и Словении. Одним из заданий было написать статью про Воронеж. Downtown публикует одну из таких работ, 63-летнего Нила Фаррела из Дублина. Нил — преподаватель математики и экономики, он не нуждается в телефонной книжке и помнит все номера наизусть. В Воронеж он приехал учить русский и исследовать стереотипы. Посмотрим, как ему это удалось.

 

Почему я решил поехать в Россию?

Слово «стереотип» в переводе с греческого обозначает «сильное впечатление». Я ирландец и очень хорошо знаю, какое «сильное впечатление» разделяют о нас, ирландцах. не-ирландцы: пьянство, отношение к жизни по типу «да и черт с ним», воинственность и агрессивность (с романтическим, правда, оттенком), завораживающий акцент и т.д. «Это еще цветочки», — говорят русские, — «были бы вы нами!».

Арт
«Никаких сожалений по поводу отсутствия спонсорства у нас нет»: Иван Горшков рассказывает, как перезапускается ВЦСИ
Выяснили, что нового будет в ВЦСИ.
Четвертого ноября снова открывается выставочная площадь ВЦСИ. О том, что происходило в центре современного искусства во время закрытия, и что ждет желающих приобщиться к работам деятелей современной культуры в новом сезоне, рассказал директор ВЦСИ Иван Горшков.
 
 

Иван Горшков

Директор Воронежского Центра Современного искусства. Художник. Занимается развитием среды для развития искусства в Воронеже.

 

— Ваня, расскажи, пожалуйста, как и почему закрылась выставочная площадка ВЦСИ?

— Был налицо какой-то кризис — как-то все закисло. Пару лет мы проработали в выставочно формате. Нам это поднадоело, ослаб интерес — выставка за выставкой, все одно и то же. И чтобы взбодриться, мы решили попробовать такой андеграундный формат и устроили здесь мастерские молодых художников. В то же время оставили один зал для выставок. Это было затеяно, чтобы привлечь внимание аудитории и показать, что мы в такой неформальной, богемной обстановке и чтобы у художников сразу была возможность поделиться своим творчеством. Да, практически не было смотрителя, был режим однодневных вернисажей. Мы решили, что лучше меньше, но чаще. Зритель — это все-таки вложения, которые мы не могли позволить себе, и постоянно открытые двери, что тоже неудобно так как это мешало бы работе художников в своих мастерских.
 

— Как ты пришел к тому, что нужно создать мастерские прямо в ВЦСИ?

— Мне пришла в голову мысль, что чтобы изменить творческую составляющую города, нужно вкладывать силы именно в художников. Потому что художники — заинтересованные люди. Они сами двигатели. Если ты поможешь им, то ситуация изменится сама собой. Потому что зритель может в определенный момент просто пропасть, если видит одно и то же. И — самое главное — результат был. У нас появились новые художники. По крайней мере, молодые люди, которые хотели бы ими стать и учиться этому.

— И почему получилось продержаться так всего год?

— Ну кто-то уехал в другой город, кто-то перебрался в другую мастерскую, у кого-то изменились планы. Но самое главное, что к нам пришло понимание того, что нужно выбраться обратно в информационное поле, потому что из-за нашего андеграундного проекта мы ушли в тину закрытости и, видимо, какой-то недружелюбности. Стало ясно, что что-то происходит не так, как-то мы неправильно живем. И в общем решили все поменять местами: оставить в одной комнате шоу-рум, где можно было бы зайти в гости к художникам, посмотреть за процессом их работы, выпить с ними чаю, а в трех комнатах опять сделать выставочную площадку и наладить непрерывную постоянную хорошую художественную деятельность.
 

— Что происходит с ВЦСИ сейчас? Есть ли какая-нибудь образовательная программа?

— Образовательной программы как таковой сейчас нет. У нас скорее действует образовательно-просветительская функция. То есть к нам могут прийти люди, попросить совета, помощи. Для этого художник должен прийти, показать свои работы, и мы укажем ему, куда ему нужно стремиться, что изменить. Была одна странная ситуация, которая показывает, что художники делятся на две категории: те, кто хочет творить и те, кто хочет безо всяких усилий стать известным. Когда я работал в галерее ХЛАМ, часто приходили молодые люди и просили помочь в организации выставки. Как-то раз пришли двое молодых людей с такой просьбой. Я говорю: «Покажите, что у вас есть, мы посмотрим, обсудим, что к чему». На что они ответили: «А, работы? Ну они у нас не совсем готовы, вернее не готовы, вернее мы вообще никогда в жизни ни одной работы не сделали». Ну как бы тут я смог только плечами пожать. Нужно же творить, экспериментировать, где же муки творчества, поиск истины, вдохновение и все дела.

 

Жизнь
Как грибы: Почему в российских университетах открывается так много сторонних учебных центров
Как устроены отношения между бизнесом и университетами.

За последние три года в воронежских университетах массово начали открываться учебные центры сторонних компаний. Например, в ВГУ за текущий сентябрь запустили свою работу три IT-компании. Чем это выгодно бизнесу и университетам, редакция попросила рассказать Андрея Нугманова из AT Consulting, партнера компании, открывшей в сентябре учебный центр в ВГУ.

 

Андрей Нугманов

Партнер компании AT Consulting, директор блока Business Intelligence.

 

 

Как запускается учебный центр?

Собственная образовательная площадка с точки зрения бизнеса — проект такой же серьезный, как, например, открытие нового офиса. Мы понимали, что выбирать его наугад из списка с n-ым количеством вариантов — худшее решение. У нас было два главных критерия.

Расстояние. Оно рушит не только отношения, но и новые проекты. Skype, мессенджеры, сотовая связь помогают быть в теме и держать руку на пульсе, но от форс-мажоров никто не застрахован. В 2016, когда встал вопрос о запуске учебной программы в региональном вузе, круг сузился до городов, где есть представительства компании.

Жизнь
«Город может лишиться инвестиций»: Андрей Фурсов размышляет о последствиях отмены выборов мэра в Воронеже
Чем грозит отмена выборов по мнению руководителя регионального отделения «Город и транспорт».

В Воронеже на повестке дня висит чуть ли не главный городской вопрос — вопрос отмены выборов мэра. С одной стороны, это формально поможет сэкономить бюджет, а с другой — на законодательном уровне лишит граждан права влиять на развитие города. Редакция Downtown публикует размышления Андрея Фурсова, руководителя регионального отделения «Город и транспорт», на этот счет.

Андрей Фурсов

Руководитель регионального отделения «Город и транспорт».

 

Недавно депутаты воронежской городской думы предложили внести изменения в Устав города, отменяющие прямые выборы мэра Воронежа. Данная инициатива получила поддержку большинства депутатского корпуса, и, в соответствии с федеральным законом «Об общих принципах местного самоуправления», должна быть вынесена на публичные слушания, которые состоятся 1 декабря. Попробуем разобраться — какие последствия для города повлечет за собой замена прямых выборов городского главы на иные формы наделения его полномочиями в соответствии с федеральным законом.

Федеральный закон устанавливает три способа наделения полномочиями главы муниципального образования (в нашем случае - городского округа):

  1. Избрание на выборах (непосредственно избирателями);

  2. Избрание городской думой из числа депутатов;

  3. Избрание городской думой из числа кандидатов, отобранных конкурсной комиссией по результатам конкурса.

До настоящего момента времени в Воронеже действовал первый способ, и по результатам выборов мэр становился главой городской администрации. Предложено перейти к третьему способу наделения полномочиями главы городского округа — через избрание его из числа кандидатов, предложенных конкурсной комиссией. Порядок проведения конкурса будет установлен городской думой, однако федеральное законодательство содержит некоторые принципы, ограничивающие самостоятельность депутатов на местах. Ключевой, на мой взгляд, принцип, определяет порядок формирования конкурсной комиссии — половина ее членов назначается городской думой, а другая половина — губернатором. Таким образом, принятие важнейшего кадрового решения о назначении главы городской администрации будет зависеть от мнения представителей органов государственной власти Воронежской области. Между тем, в Конституции установлена самостоятельность местного самоуправления, органы которого не входят в систему государственной власти. Эта норма внесена в текст основного закона не случайно, и призвана подчеркнуть особый характер местного самоуправления, осуществляемого населением самостоятельно по решению вопросов местного значения.

Дети
Как будут строить детскую базу космонавтов в Воронеже
Рассказываем, почему это важно, и кто такие дети-космонавты.

Дети-космонавты — это благотворительный проект для паллиативного отделения воронежской детской больницы №2. Там живут постоянно или приезжают на время особенные мальчики и девочки. Это дети, столкнувшиеся с неизлечимыми болезнями, которые сделали их жизнь другой, совсем не как у обычных ребят.

Но всё же это дети — маленькие и постарше, и все они любят гулять и играть с мамами, братьями, сёстрами и друзьями. Поэтому главная цель благотворительного проекта — построить на 0,7 га прилежащей к хоспису территории удобное и уютное пространство для отдыха на свежем воздухе, игр, прогулок и тренировок. Это и будет детская база космонавтов. И чтобы она появилась, нужно найти микро-инвесторов, которые готовы вложить в проект сумму 100 рублей.

На сайте детикосмонавты.рф висит счётчик, по которому можно следить, сколько инвесторов осталось найти. Он обновляется каждый будний день.

А если спуститься чуть ниже, на схеме можно посмотреть, как количество людей, поддержавших проект, повлияет на его реализацию. Чем больше инвесторов, тем инфраструктура базы космонавтов удобнее, красивее и интереснее.

Жизнь
Как сделать мебель, за которую нам не стыдно. Дизайнер кинотеатра в виде кита рассказывает о своих проектах
Узнали о том, какие мебельные коллекции считаются лимитированными и почему их сложно продать в России.

Антон Муковников, художник и дизайнер, сделал мобильный кинотеатр в виде кита для фестиваля «Воронеж-Город-Сад» и рассказал Downtown.ru о своей мебельной мастерской, в которой он создает арт-объекты. У Антона вы не увидите мебель в привычном понимании этого слова. Это синтез мебели, которую мы используем в обиходе, и арта.

Антон Муковников

Сделал мобильный кинотеатр в виде кита для выставки «Воронеж-Город-Сад». Занимается разработкой и изготовлением арт-объектов и мебели.

 

— Антон, недавно ты создал кинокита в парке Динамо и именно тогда про тебя все узнали. Но кроме кита ты еще занимаешься мебелью. Расскажи про это — что ты делаешь сейчас?

— На данный момент есть заказы на концепции и эскизные разработки для интерьеров. Параллельно я планирую заняться производством лимитированных коллекций. Эти вещи будут отправляться в Европу и там продаваться. В России продавать вещи сложно, потому что я не могу найти людей, которые знают толк в продажах. Если найду — то конечно буду. Мне нравится, когда люди занимаются своим делом. Если сравнивать продажи здесь и в Европе, то в Европе рынок более емкий. Сейчас российский заказчик очень подрос по своему представлению о дизайне, по крайней мере уже есть реакция на то, что я делаю.

— А какие коллекции считаются лимитированными и почему ты решил ими заниматься?

— Лимитированные коллекции считаются тиражом до десяти штук. Я не ориентируюсь на крупные сети типа IKEA. Часто на встрече с заказчиком я слышу такие слова: «Да, нам нравятся вещи IKEA, они очень классные, мы, может быть, хотим что-то подобное, но не хотим прийти к своим знакомым и увидеть то же самое». Я хочу, чтобы вещь была очень крутой, качественной и чтобы она не потеряла этого от своей массовости. Если мы можем качественно произвести десять штук — значит это будет десять штук. Если технологический процесс будет позволять произвести пятьдесят штук , мы будем производить пятьдесят.

— Качество и уникальность всегда стоят солидно. Сколько стоит твоя мебель?

Очень по разному, у меня есть коллекция она называется «Hello Thom». В ней применялся дуб, термомодифицированный клен и груша. Стол из этой коллекции стоит сто тысяч. Прототип стоил двести пятьдесят, и мы планируем выйти  на тиражированное производство. Цена моих работ оправдана за счет качества и уникальности продукции — это массив, это натуральные материалы, и в Европе это понимают, а в России пока только идут к этому. Но у меня  есть и очень демократичные в отношении цен варианты.

— С какими материалами ты работаешь охотнее?

— Я очень долго работал исключительно с деревом. Я просто обожаю этот материал.  Из него помощью различных технологий можно получить удивительное разнообразие форм. Впоследствии я добавил к дереву металл, стекло и пластик.

— К чему ты стремишься в своих изделиях?

— В своих работах для меня важно показать естественность, которая существует в природе, чтобы в них была подобная органичность и взгляд где-то напрягался, где-то отдыхал. Я стремлюсь создавать объекты, с которыми человек сможет взаимодействовать, которые не будут на него давить своим эго именно на уровне ощущений. Я сознательно стремлюсь создавать чувство незавершенности. В современной жизни идет очень стремительная атака на человеческий глаз. Многие люди устали, но даже не знают этого, и я просто хочу быть легче, не давить еще больше, чем давит на них этот мир, стараясь оставить место для воображения. Моя задача выполнена, когда я слышу комментарий человека:«А вот здесь мне бы хотелось немного продлить, продолжить, что-то добавить».

 

Жизнь
7 причин, ради которых стоит выучить немецкий язык
Выяснили, кому и зачем в Воронеже может понадобится немецкий язык.

Немецкий язык набирает популярность и все больше людей по всему миру начинают его учить. Мы поговорили с руководителем Немецкого культурно-образовательного центра Ольгой Лопатиной и выяснили, почему так происходит. Кому и зачем может понадобиться немецкий язык?


1. На немецком говорят в Европе

Немецкий язык распространен в Европе. Кроме самой Германии, он является государственным языком еще в пяти странах — Австрии, Швейцарии, Лихтенштейне, Люксембурге и Бельгии. А еще по-немецки с вами могут заговорить во Франции, Италии, США, Канаде, Бразилии, Аргентине, и других странах.


2. В Германии есть бесплатное образование

В Германии бесплатное образование дают даже иностранцам. Получить хорошие знания и диплом, которые будут высоко котироваться по всему миру, можно бесплатно. Этим занимается служба академических обменов DAAD; она предоставляет варианты краткосрочного и долгосрочного бесплатного обучения. Для того, чтобы принять участие в конкурсе на поступление в немецкий ВУЗ, нужно хорошо выучить немецкий язык и сдать обязательный экзамен — TestDaF. В Воронеже, с недавнего времени, это можно сделать в Немецком центре. Раньше для этого пришлось бы поехать в Москву.


3. Для работы в немецких компаниях

В Воронеже открыты филиалы нескольких крупных немецких компаний, например Siemens, T-Systems и Atos. Многим работникам таких компаний нужно знать немецкий язык. Иногда для рабочих поездок в Германию может потребоваться сертификат Гёте-института. Кстати, этот сертификат необходим и во многих других случаях не туристических поездок в Германию. В Воронеже такой сертификат можно получить только в Немецком центре.


4. Немецкий язык — язык науки

Германия — третья страна по объему научной деятельности в мире и первая в Европе. Об этом говорит количество научных работ, опубликованных на немецком языке и щедрое финансирование научных исследований. В мировой науке она уступает только США и Китаю. В этой стране жили и работали такие ученые, как Герц, Эйнштейн, Гаусс, Ом, Рентген и Лейбниц. А еще в Германии изобрели такие необходимые средства, как лейкопластырь и аспирин.


5. Зная немецкий, можно читать Манна и смотреть Фасбиндера в оригинале

У немецкого языка есть богатое культурное наследие. Художественная литература, философия и кинематограф Германии оказали значительное влияние на мировую культуру. Да и что бы мы делали сейчас, если бы Гуттенберг не изобрел в 1450 году первый книгопечатный станок? Сейчас в Германии печатают очень много книг, а зная немецкий, можно читать их на языке оригинала. Конечно, для этого потребуется знать язык на серьезном уровне, но, отчасти, это того стоит.


6. Немцы много путешествуют

Работникам туристической сферы нужно хорошо знать иностранные языки для общения с клиентами и иностранными партнерами. В большинстве ситуаций работникам туриндустрии нужно знать английский. А сотрудника, который знает еще и немецкий, будут ценить намного больше: в Россию едут путешественники со всего мира, но немцы посещают нашу страну в особенно крупных масштабах. По данным Ростуризма, за девять месяцев 2015 года в Россию с целью туризма прибыло больше 300 тысяч жителей Германии. Это огромная цифра! Приблизительно такое же количество людей населяет крупный немецкий город Бонн.


7. Немецкий похож на английский

Кто-то с этим согласится, а кто-то — нет. Однако, к английскому немецкий уж точно ближе, чем, скажем, китайский язык. А все потому, что немецкий и английский принадлежат к одной западногерманской языковой семье. Многие немецкие слова похожи по звучанию на английские и иногда совпадают по значению. Если вы знаете английский, то учить немецкий будет немного проще.
 

Город
«Маленький театр торкнет сильней, чем человек из телевизора». Интервью с основателем нового театрального центра «Никитинский»
Рассказываем о новом театральном центре «Никитинский».

На месте старого здания Камерного театра 15 сентября откроется новый театральный центр «Никитинский». Владислав Березин поговорил с основателем Борисом Алексеевым о том, чем центр будет отличаться от обычного театра.

Борис Алексеев

Художественный руководитель Театрального центра «Никитинский». Ранее основал Театр Одного, который закрыл в начале июля этого года и трансформировал в «Никитинский».

 


― 15 сентября в Воронеже открывается новое пространство «Театральный центр Никитинский». Что это такое — «Никитинский»? Это театр?

Правильнее, наверное, подразумевать, что это новый театр в городе. Это площадка со своим постоянным коллективом театральным и своими планами.

— То есть это репертуарный театр?

 В этом смысле да — это привычный для России репертуарный театр, и в то же время он проектный. Но все равно не так, как это делается, например, в Америке — когда ставится какой-то спектакль и «гоняется» полгода. У них коммерческая основа. А в репертуарном театре это не совсем коммерческая история, все устроено несколько иначе. Так зритель привык за эти сто лет. Так артисты устроены российские. Вся театральная школа наша так устроена. Мы живем так: у нас театр — это театр-дом, театр-коллектив. Есть коллектив, и он растет. Да и зритель тоже ходит смотрит, как растет театр, как развивается.

Но с другой стороны театральный центр — это все же центр! Когда не только наш коллектив может здесь что-то делать. Запланирована система резидентов — других профессиональных коллективов или проектов, которые могут на этой площадке воплощать свои идеи. Вот два резидента у нас точно уже есть. Пока не могу их назвать, они сами пока сохраняют эту интригу.  Надеемся, что к ноябрю у нас появятся два новых спектакля. В этом плане мы, может быть, больше похожи на театральный центр Мейерхольда…

— … на Гоголь-центр?

 Да, на Гоголь-центр. Ну просто они большие, масштабные и государственные. А мы все-таки пока сами по себе, некоммерческая организация.

— Ну это получается у нас в городе первый профессиональный и не бюджетный театр?

 Ну таких примеров у нас в городе нет, когда независимый профессиональный театр имеет свою собственную постоянную площадку, делает «с нуля» новый центр, новый бренд. Понятно, что это в какой-то мере делается под мое имя, которое за последние несколько лет зарабатывало свой авторитет. Заработало или нет — увидим, как это всё будет дальше развиваться. Но в каком-то смысле это логическое развитие Театра Одного.

Мы не антреприза. Многие говорят: «А, это будет у вас как антреприза!» Нет! Нет, это не антреприза. Это именно театр и центр. Это больше про искусство. Это меньше к развлечению. Это больше к серьезному какому-то делу, к серьезному разговору со зрителем.

— У антрепризы нет задачи формирования своего зрителя, нет задачи воспитательной. Мы про это сейчас?

 Да, мы видим задачу формировать среду, формировать смыслы. Это другой уровень ответственности. Другие профессиональные коллективы на этой площадке тоже будут подчинены этому уровню эстетики, какой будет задавать «Никитинский».

— А, то есть это не история про то, что два актера пришли, попросили площадку, сыграли спектакль и ушли?

 Конечно, нет. Это подход серьезный, долговременный и общий. Общий взгляд должен быть на театр. У центра есть свое понимание театра, своя эстетика, и она должна сохраняться.

— Воронежский зритель имеет достаточно большой выбор культурных событий: это и фестивали, и большие гастрольные программы разных площадок. Какое место здесь у «Никитинского»? Как тебе кажется, не пресыщен ли наш зритель?

 Мне кажется, что зритель не так уж и пресыщен или избалован. Зритель наоборот, пока еще не совсем порой понимает, как относится к тому, что он видит. Зритель еще только воспитывается, как раз, Платоновфестом и Маршаком. И зрителю надо дать возможность как можно больше видеть. Но, объективно, очень, очень мало людей ходит в театры. А тех, кто постоянно ходит...

— …ну да, ты приходишь в театр, и ты знаешь почти всю публику.

 Конечно. И артисты-то знают зрителей. Мы же видим зал. Мы знаем, кто ходит. А случайного зрителя — его ведь сразу в зале видно. Его слышно, он чувствуется. Он другой. Он не знает, как реагировать, он скован, он закрыт.

Конечно, есть такой момент, что зритель вчера ходил на «человека из телевизора», зачем ему идти в непонятный маленький театрик. Вот эта «избалованность», она такая, неправильная, если так можно сказать. Но тут зрителю надо самому включиться в работу и меняться как-то изнутри, понимать, что сегодня «маленький театр» зачастую торкнет сильней, чем человек из телевизора. Потому что «человек из телевизора» — это прийти зачекиниться. А прийти в театр — это получить эмоциональный опыт, который потом, может быть, приведет тебя к каким-то мыслям, внутренней работе. Это опыт, который нас как-то меняет! Мы же за этим ходим, мы хотим же как-то меняться в лучшую сторону.

Так что, говоря об избалованности — её нет. Люди часто не готовы воспринимать то, что кажется им непривычным. И вот за этим «непривычным» и надо идти в театр, чтобы тебя где-то царапнуло, дернуло за какую-то струну. И вот это как раз про нас, про «Никитинский».

— То есть вы как один из цветов в театральном букете: все играют общую эстетическую роль, но у каждого свое назначение и свой аромат?

 Да, еще один цветок. Но такой цветок… с шипами. Хотелось бы так. Хотя спектакли будут разные. Тот же «Anthropogen» — вот он да, шипастый спектакль. А вот «Бунин» — которым мы будем открываться — это более «традиционное». Хотя нет! Визуальный ряд — да, а в остальном — нет! Приходите. Надо смотреть!

— А какие качества должны быть у актера Никитинского?

 Ну ты с ума сошел! Я не формулировал это никогда! Хотя я тебе скажу — это вообще-то человеческие качества. Это должен быть человек честный, ответственный.  Ну и профессионализм: настоящий артист сначала выполняет задачу режиссера, а уж потом говорит «зачем»? Это должны быть самоотверженные люди. Честные, профессиональные, ответственные, самоотверженные люди. Мои люди — актеры Театрального центра «Никитинский».

Фото: Андрей Парфенов
Стиль: Наталия Воронкова и Влад Березин (Buonvicini)
Одежда: Buonvicini


Жизнь
Есть ли жизнь на Левом берегу? Гид по интересным местам
18 интересных мест на Левом берегу

Жители Правого берега говорят, что на Левом ничего не происходит. В ответ жители Левого берега обижаются, однако сами много времени проводят на Правом. По просьбе редакции downtown.ru Оксана Катасонова, Даша Козлукова и Юля Цай исследовали жизнь на Левом берегу и составили гид по самым интересным местам.

Город
VarioBrands разработает фирменный стиль для Воронежского зоопарка
У Воронежского зоопарка появится свой фирменный стиль.

Для Воронежского зоопарка разработают фирменный стиль: вариантами логотипа, оформления информационных материалов и сувениров, отражающих достижения в деятельности зоопарка, займутся специалисты брендингового агентства «Variоbrands». Это стало известно после встречи руководителя департамента природных ресурсов и экологии Алексея Карякина с представителями бренд-дизайн агентства «Variobrands» и директором Воронежского зоопарка имени Попова Андреем Шестопаловым.

Создание фирменного стиля пройдет в несколько этапов, которые включат в себя разработку визуальной идентификации и брендбука. Дизайнеры разработают логотип, символы, шрифты, общее цветовое решение и дополнительные графические элементы, по которым Воронежский зоопарк будет легко отличить от других. Первый этап работы завершится в сентябре.

До этого агентство «Variоbrands» разработало логотипы и фирменные стили Дивногорья, Хоперского заповедника и других природных объектов.

 
Город
H&M открывает второй магазин в Воронеже
Новый магазин откроется в торговом центре «Арена»

В Воронеже откроется второй магазин H&M. Теперь одежда модного международного бренда будет продаваться не только в «Граде» — новый магазин откроется 4 августа 12:00 в «Арене» и не уступит по размерам своему большому брату — его площадь на первом этаже ТРЦ составляет 2000 кв.м. В день открытия первые 50 посетителей получат подарочные карты на 1000 рублей,  а следующие 100 — карты на 500 рублей.


Город
Цитаты: 12 советов начинающим предпринимателям от воронежских бизнесменов
Про что спрашивали воронежских бизнесменов стартаперы.

В рамках Премии Столля, учрежденной Гражданским Собранием «Лидер», 12 мая воронежские бизнесмены встретились со стартаперами, чтобы обсудить наболевшие вопросы. По просьбе редакции downtown.ru Ирина Трофимова записала самые интересные высказывания отвечающих.

 

        Список отвечающих:

Евгений Гаврилов

Дмитрий Орищенко

Михаил Москальцов

Анатолий Шмыгалев

Оксана Дегтярева

Владимир Колыхалин

Сергей Слабунов

 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 40